Прадмова (Цяпінскі)

З пляцоўкі Вікікрыніцы
Jump to navigation Jump to search
Прадмова да «Эвангельля»
Аўтар: Васіль Цяпінскі
каля 1570
Крыніца: [1], с. 169-172


Предмова. Василеи Тяпинскіи зацной монархии словенской, а злаща богобоиным ласка и покой от б[о]га о[т]ца и п[а]на н[а]ш[е]го Ис[у]са Х[ри]с[т]а.

Рад покажу мою веру, которую маю, а злаща народу своему рускому, тые ее онымъ давним векомъ славною, предков своих умеетностью, покорне яко довнимаю потвердятъ, а естли ест в чом блудна оны то поправят. Вед же держу же не инаичей одно зъ ев[ан]г[е]лш от бога через Хр[и]ста пана и его апостолов поданое, которая есть сума закону б[о]жего, которая з словенского абы имъ, теж и их власным езыком рускимъ в друку вышла, и о тое маючи пана на помочи, несмысленым або красомовным выводом, незалецаными а ни часу угажаючими словы, але яко с приязливыи, простый, а щирш, правдиве, верне, а отвористе, зъ зычливости ку моей очизне, поневажь которымъ бы то власнеи учинити пристоело - митрополитове вл[а]д[ы]ки ини хто з учоных, через так многш час не хотели. Зъ убогое своее маетности народу моему услугую, на которою теж при ней и на именечку хотяж то было не великое, вжо дле накладу, а злаща книг стариг давних, на розныхъ и не близких месца доставаючи, над то еще в минулые лета тяжюе дороги дле друку и потребъ тому належачих подымаючи, а праве все до того зачинаючи знову, ач вельмим стол ведже предсе и должачисе, и бы ми теж, иже то не влох не немец або не доктор, и ни якш постановеный межи попы, але з чого бы мели пана з выкриканемъ фалити и радоватсе [л.268], же зъ их з посредку русинъ их имъ своей руси услугуючи, бы ми мовлю яко то призвоито бываеть и такою невдячностью взгардою, а некоторые вместо помочи або дяки, и зазростью платити хотели, не одно ми тое все для моее повинности и ку ним зычливости не есть прикро, але и овшем за ласкою п[а]на б[о]га вдячно стареючися их збавенное, а на остатокъ учьстивое и зацное, хутнупреимость с[е]рдца моего им показоват, и то ку фале б[о]жией кончить. Вжо бо а еще хотяж то не без болшое трудности пришло, ижь двема езыкы, зараз и словенским и при нем тут жо рускимъ, а то наболшии словенскимъ, а злаща слово от слова, такъ яко они все везде во всих своих ц[е]рквах чтут и мают, не одно для лепшое их вери, же се не новое што, але их же властное, им подает, але теж и для лепшого им разсудку надто и для их самихъ цвиченья, в том не леда учоном езыку словенскомъ ев[ан]е[е]лия писаня с[вя]т[о]го Матфея и с[вя]т[о]го Марка и початокъ Луки, есть в той убогой моей друкарни от мене имъ выдруковано.

До чого абы первеи сами и их детки смыслы свои неяко готовали, острили и в вере процвичали, тым часомъ тот катехисис, а которш сами зданемъ своим, яко довнимаю за реч исте потребную, естли не зараз, вжды з своим часомъ узнают имъ впередъ подаю. Ова их охотными и хутливыми ку можнейшим наукам в слове своем, ку статочному розсудку и ку умеетности пан учинит и взбудит.

А то не без великое се потребы чинит, тая бо тепер [л.268об] межи ними яко устала, яко загинула. Обачиване речей жалосных кгвалтом слова до устъ гонит.

Бо а хто б[о]гобоиный не задержить на такую казнь б[о]ж1Ю гледечи, хто бы не мусил плакати, видечи так великих княжат, таких панов значных, такъ много деток невинных, мужов з жонами, в таком зацномъ руском, а злаща перед тымъ довстипном учоном народе, езыка своего славнаго занедбане, а просто взъгарду, с которое за покаранемъ панским оная ясная их в слове б[о]жьем м[у]дрость, а которая им была праве яко врожоная, гды от них отишла, на ее местьце натыхместъ такая оплаканая неумеетность пришла, же вжо некоторие и писмом се своим, а злаща в слове б[о]жемъ встыдают. А на остаток што может быти жалоснейшая, што шкарадша, иж и тые што се меж иними зовут д[у]ховными, и учители, смеле мовлю, намней его невмеют, намней его вырозуменя не знают, а ни се в нем цвичают, але и а ни школы ку науце его нигде не мают, за чим в полсюе, або в иные писма за такою неволею немало и у себе идети, не без встыду своего, бы се одно почули немалого заправуют. Тут бых я имъ их же хоть одного, з мнозства личбы оных словян, иоанна або Григория которых дле великое, не толко в своем, але теж и в розных езыкахъ, науки и для вдячное их вымовы, аж золотустыми звали, бы были живы, рад их взялъ собе за причинцу до них в том, а на остаток за светка, им тое речи, естлибъ бо тепер были заисте зумет бы се мусели, видечи яко окраса и оздоба народу ихъ, в потом[л.269]стве их отнята , а просто загинула, которим ояк же бы потреба се старем, оулитоване самих над собою. Гды бо бы не рекучи в часы давше посмотрели, яко то был зацный, славный, острш, довстипный народ их в умеетности и ако многокрот посторонше учоные народы их м[у]дрость мусели похвалят и овшем се от нихъ учит, але бы хот самое писмо свое тетра ев[ан]г[е]лия и апостола словенского, которое могу мовит перед тисеч[е]ю лет от некоторого з словян выложоно, а которое не одно въ их, але и по всех ц[е]рквах сербских, московских, волоских, булъгарских, харв[а]цкйх, інных, чтут уважали. И с тех, хто бы хотел а умелъ тот выклад чести, обачил бы иж целевалъ, а снат и за собою оставил, тот муж нашь милый Словении, латынских і иных толмачов, яко властие слова 3 греческого выкладывал, иж трудно зрузуметь, чи болшь греческіи або словенскіи езыкъ умел. И бы не было болшь, тогды и от тул досыт знакъ немалый маем, акъ пред тым словяне, которым а што может быт прироженшого одно не рус, был люд довстипный, а естли бы пакъ еще се короткости не фолктовало, а злаща бы были в читанью писмь своих о них бе гл[а]сишими, то есть жебы се неплонно им приводило.

Бы были мовлю што се там пишет паметниками о их довстипе и острости, якіе оны синоды 3 папою римским и зъ инными памети годные мевали, яко мнозства людей к вере 3 блудов выдвигали и яко в розмаитых езыках учоными были, к тому яко живот светобливый вели яко теж межи собою злых и фалшивых в вере братов знашали, лечили, направляли, яко зас учителей своих, водле науки слова божего, [л.26906] светолюбивым малженством от иных отделили и их тым оздабеных всим народом и верам и понине ку прикладу праве яко свечу, чистостю малженства светячую были показали, было бы што заисте широце о них выписовать. Але толко один явный, ясный, а вечное памяти годный приклад их припомню, а которіи и без писма всим ведомый, значный, а праве видомый есть, яко они для так великое светобливости своее мимо инных, таким 40 инным даромъ были от п[а]на оздобены, же не рекучи мимо папу римског[о], але и мимо оных часов наученших народов в либіи, в антиохіи, в пентаполій, сыцылій, в месопотаміи, в палестыне, в финицыи, и инде, яко то и на око бы се усмотреши могло,и у нам недалеких влохов, Немцов, поляков, французов, ганкликов, гишпанов, а коротко мовечи над всих на свете хр[и]стиянских народов в слове б[о]жьемъ прозревши, сами одни толко того были доказали, же подлуг науки ап[о]с[то]льское своим влосным езыком, от так давного часу слово боже выложили и мели, и нам зоставили. В чом иные вси народы их прикладом ледве се аж за тых наших веков обачили и до того, и то не без малого забуреня и ображеня пришли, же слово б[о]же 3 латинских и иных писмь своим теж езыком прирожоным перекладати и читати почали. Але дал бы то пан, иж бы вы каждый от себе, о зацные панове, которі есте той речи якобы о[т]цами по таких фалебных предках своих позостали и на местьца их вступили, поневаж в том або жадное помочи люцкое дле греху нет, або толко вы сами тому 3 м[и]л[о]сти] ку о[т]чизне вашей помочи бысти могли, гдычи простота ч[о]л[о]в[е]ка бедного посполитого на вас очи завжды удавала и удает, и за вами идет. В тую потребу отчизны [л.270] вашое простоту грубую про недостаток науки брати вашое прикладом своим милосерным, если есть што милости братерское у вас, гдычи межи всими люцкостями ничого не ест[ь] такъ власного, а злаща богобоиному ч[е]л[о]в[е]ку яко улитоване, которим указуемъ по собе неякое подобенство добротливости б[о]жее, а наконець дле заплаты собе от пана вечное, тому народу вашому неумеетностью заведеному и утрапеному, допомагаючи, митрополита вашого, владыкъ и учителей ваших до того прозбами вашими вели, жебы не подкупов, не посулов дле поседаня столиць один перед другим, не до животеи і привилеев один над другого обварованейших, але слова б[о]жего саме се учили и других 3 маетностей и іменеи 0 [т] ваших предков имъ не на марнотрацтва, не на строи и што такого, але дле наукъ наданых. Ова бы ку науце, леч не такой яко тепер на вечным свои встыд, толко прочести и то ледво в своем езыку, не болшь учатсе, школы заложити и науку слова б[о]жего от так много лет занедбаную выдвигнути братьи вашои хотели и усиловали. Которих я неодному которому, але всим и 3 тою потребою отчизны вашое, богопоино и пилности, растропности и верности поручаю и заставую, просечи пана, а бых был готов, если она до конца згинет, 3 нею згинут, абе если и через вашь ретунокъ будет выдвигнена 3 вами и 3 нею выбринуть.

А тут вжо конець речи моей чиню, которую замыкаючи, и то в жалости моей мовлю, если на тот час за н[а]шю невдячность м[и]л[о]с[е]рдья бы б[о]жего не было, тую казнь от нас отдалите, злаща тепер на око видим, иж везде вси речи злыми розсудками такъ сут по[л.270об]псованы, иж не может быть ничого такь добре поведено, на штобы потвар не могла быть учинена, а ни теж жадинъ от того, чого се разхватит, оступит не хочет, абы се не здал в чом поблудим. Еще теж ижь посполите бывает, же живого ч[е]л[ове]ка в дарехъ, а злаща своего, або собе знаемого, люди скромне и без образы зность не могут, про то абых и при правдивой повести зостал и злого мниманя ушолъ, не мовлю всих, але таких ни усилною прозбою, ни плонным забеганемъ, а ни лагодными і прибавляючими доводы спирати хочу, але учинивши повинности своей досыт, мусим до маєстату б[о]жего отозватсе, перед которим вси стати мусимъ. А в том ничого не вонтпим, же оный справедливый судя реч н[а]шю пофалит, хотя ее так непріятели взгаршають и выкидают. А тепер побожного читолника дле Х[ри]с[т]а просим, естли мнимает в нас быть што выступного, або 3 стороны науки, або 3 стороны нас, абы того не приписовал н[а]шой злости, але люцкои кревносте, а неумеетности, ажи бы дле Х[ри]с[т]а отпустил. А естлиж тая реч е[с]ть не мала, в которой нам вину дает, нехай нас не соромит, але нас нехай в том хр[и]стиянске напоминает, 6 0 естосмы готови из іоаном кр[е]стителем здробнети, абы п[а]нъ Х[ри]с[т0]с росъ. На остаток всих побожных дле Х[ри]с[т]а просимъ, абы жадное васни не мели против тым, которіе нас щипанемь, очижанемь преследуют, або иж бы изь іяковом, або іоаном не жадали спущеня огня 3 неба дле забореня господы и месца у них слову б[о]жему и овшем водле науки х[ри]с[то]вое, нехай им всего добра зычат, а з нами нехай за них б[о]га просят, абы се упамятали а збавени были, и иж бы сами собе не зазрели так великое ласки б[о]жее, зь их же имь достоиностью и зацностью зачинаючое. Аминь”.